German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Триединый Бог

I. Мусульмане спрашивают

 

  • Действительно ли вы монотеисты (muwahhidыn)?
  • Вы верите в трех богов?
  • Кто эти боги?
  • Как Бога можно называть Отцом или Сыном?

 

II. Мусульманская точка зрения

 

Общие положения

 

1. В центре исламской веры лежит радикальный монотеизм: «Скажи: "Он - Аллах Единый, Аллах Самодостаточный. Он не родил и не был рожден, и нет никого, равного Ему"» (Сура 112).

 

2. Ислам глубоко убежден, что Бог не может быть выражен при помощи сугубо человеческих понятий. Наименования «Отец» и «Сын», в первую очередь, обозначают «телесные реальности». Христиане так привыкли придавать этим словам духовный смысл, что почти забыли их обычное значение.

 

3. Богословское объяснение Троицы с использованием понятий природы (tabоa) и личности (shakhs, uqnыm) не особенно помогает. Один из арабских эквивалентов понятия личность – shakhs – содержит идею видимой формы, а термин uqnыm, употребляющийся в христианской догматике на арабском языке, не знаком современному арабу. Понятие tabоa (природа) относится к сотворенной природе.

 

4. Коран понимает христианское учение о триединстве Божием как троебожие. Христиане – но не сам Иисус – считают Аллаха, Иисуса и Марию тремя божествами.

 

«Вот сказал Аллах: "О Иисус, сын Марии! Говорил ли ты людям: Примите меня и мою мать двумя богами наряду с Аллахом?" Он сказал: "Пречист Ты! Как я мог сказать то, на что я не имею права? Если бы я сказал такое, Ты знал бы об этом. Ты знаешь то, что у меня в душе, а я не знаю того, что у Тебя в Душе. Воистину, Ты - Ведающий сокровенное"» (Сура 5, 116).

 

5. Про христианское учение о Святом Духе как о третьем лице Троицы Коран не говорит.

 

Отдельные положения

 

1. Для Корана христиане, как и иудеи, являются «людьми Писания» (ahl al-kitвb). Однако из Корана не ясно, следует ли воспринимать христиан как монотеистов (Сура 2, 62; 3, 110-115; 4.55; 5, 69.82 …), как неверующих (kuffвr: Сура 5, 17. 72-73; 9, 30) или же как идолопоклонников (mushrikыn: 5, 72; 9, 31).

 

2. Мусульмане упрекают христиан в том, что они употребляют по отношению к Богу слово «три» (thalвtha) (Сура 4. 171). Они говорят, что Бог «третий в троице» (Сура 5, 73), включающей в себя Иисуса и Марию (Сура 5, 116).(15) Они говорят, что Иисус – Бог (Сура 5, 72.116) или Сын Божий (Сура 9, 30: ibn; Сура 19, 34-35: walad), хотя единый и единственный Бог «не родил и не был рожден» (Сура 112, 3, lam yalid wa lam yыlad).

 

3. У мусульманских экзегетов и богословов можно найти сильно отличающиеся друг от друга высказывания о том, как христиане представляют Бога. Факр аль-дин Рази (Fakhr al-din Rвzi, 1149-1209), один из великих экзегетов Корана классического периода, признает, что никто из христиан его времени не считает Марию частью Троицы; кораническое представление является, конечно же, вероучительным положением некоей ныне не существующей секты. Многие современные ученые разделяют мнение Рази.

 

4. У отдельных мусульманских богословов можно найти довольно точное представление о трех лицах Троицы. Некоторые из них признают, что христианство является одной из подлинных форм монотеизма. На деле же, большинство мусульман продолжает думать, что христиане тритеисты.

 

 

III. Христианское понимание

 

1. Кто есть Бог?

 

Христиане являются абсолютными монотеистами, и стремление их заключается в том, чтобы сохранить монотеизм, воспринятый ими от Израиля. Бог один. При этом христиане верят, что Он открыл Себя Господом и Искупителем в Иисусе Христе. Это значит, что Бог явил Себя во Христе без того, чтобы просто раствориться в Нем. В Иисусе человечество не поглощается божеством, а божество не упраздняет человечество. С самого начала именно такими были основные темы богословского размышления и духовного опыта, что в итоге привело к формулированию учения о Троице. Благая весть Евангелия, которую мы приняли от Иисуса, говорит нам не только, что Бог существует и что Он один, но и о том, кто Он есть. Иисус приводит Своих учеников к познанию Бога в любви и общению с Ним:

 

«Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, «в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр 1, 1-2). Он послал Сына, вечное Слово, свет человеков, чтобы Он жил среди людей и явил им глубину божества (ср. Ин 1, 1-18). Иисус Христос – Слово, ставшее плотью, посланный как «человек к человекам», возвещает «слова Божии» (Ин 3, 34) и завершает дело спасения, совершение которого было Ему поручено Отцом (ср. Ин 5, 36; 17, 4). Кто видит Его – видит Отца (ср. Ин 14, 9). Он тот, кто всем Своим бытием и явлением, словами и делами, знамениями и чудесами, и, прежде всего, смертью Своей и славным Воскресением из мертвых и, наконец, посланием Духа Истины на апостолов исполняет и завершает Откровение, подтверждает его божественным свидетельством о том, что с нами Бог, освобождающий нас от тьмы греха и смерти и приводящий нас к вечной жизни» (Второй Ватиканский Собор, Догматическая Конституция о божественном Откровении Dei Verbum, 4).

 

2. Отец и Сын

 

На основании дел и слов Иисуса первые свидетели Его жизни – вдохновленные Богом апостолы и евангелисты – употребляли слово «Сын», чтобы обозначить уникальное отношение Иисуса из Назарета с тем, кого Он называл Своим Отцом и которому молился со словами «Авва, Отче!». В делах Иисуса ученики увидели явление божественной власти, которая выражалась, в частности, в прощении Им грехов. Из этого апостолы сделали вывод о том, что в Боге существует различие между Началом всего, Источником бытия и жизни (Отцом) и тем, кому Источник дает жизнь – Сыном, рожденным прежде всего творения. Сын целиком и полностью получает свое бытие от Отца и относится к Нему с безграничной преданностью и сыновней любовью. Иисус не существует посредством Себя Самого. Отец дает Ему все, что Он есть. Он – отражение Отца, «равен Отцу», все имеет от Отца. Понятие о «слове», или «логосе», бытовавшее в классической греческой мысли, помогло немного прояснить отношения Отца и Сына. Слово порождается разумом для того, чтобы выразить его сущность. Отличное от него, оно являет его содержание. И это Слово стало плотью, стало человеком в Иисусе Христе.

 

3. Через Слово в Духе

 

Отец «рождает» Сына-Слово и через Него создает мир, ибо в Боге Слово обладает творческой силой. Оно производит все существующее. Так все творение приобретает отпечаток Слова, отчего может быть путем к познанию Бога. Ранние отцы церкви называли это «семенами Слова». Творение находит свое завершение в человеке, созданном Богом «по Его образу и подобию» (Быт 1, 27). Человек достигнет совершенства, если вновь обретает это подобие. Вочеловечившееся Слово открывает ему путь. Через Иисуса человечество может вступить в праведные отношения с Отцом – Источником жизни Иисуса. Эта праведность или оправдание есть действие Святого Духа в нас, как Он действовал в Иисусе. Дух божественной любви является источником сыновнего и братского отношения, к которому мы призваны в Слове и Словом Божиим. Апостол Павел говорит нам, что в Духе Святом мы можем называть Бога Отцом: «Авва, Отче!» (Гал 4, 6). Так мы делаемся «сыновьями Божиими через усыновление». Мы живем «с Ним, через Него и в Нем», то есть в Иисусе Христе (ср. славословие евхаристической молитвы Католической Церкви).

 

4. Отец, Сын и Дух

 

В Боге существует еще одно различие. В Ветхом Завете неоднократно упоминается Дух, обозначающий творящую силу Божию – Его «дыхание жизни» (rыah по-еврейски, rыh по-арабски). Тот же Дух вдохновлял пророков и вел народ Израиля, направлял его разум к познанию истинного Бога, помогал ему жить в соответствии с волей Божией. Через Духа Творец пребывает в живой связи со Своим творением, а творение всегда открыто для действий Творца. Иисус подтверждает эту богооткровенную истину, прежде всего, самой Своей личностью, ибо Он «рожден Духом Святым», соединяющим в Нем божество и человечество. В Духе Он Сын Божий, и именно Дух является источником Его действий, что особенно подчеркивается в Евангелии от Луки. Иисус также говорит нам, что Дух – основоположник общения, соединяющего Сына с Отцом и делающего Их единым целым. Такое отношение должно иметь божественное свойство, ибо только Бог может соединять с Богом. Итак, Дух – одной природы с Отцом и Сыном: Он божественен и является основой общения и единства в Самом Боге. Дух божественной любви, Он есть не только одно из божественных свойств, но и подлинно Бог. Об истинности этого свидетельствуют молитвы первых христиан, возносимые «к Отцу, через Сына, в Духе». Мы обращаемся к источнику нашей жизни через Иисуса, за которым последовали, в Духе, которого мы получили в крещении, и который возвращает нас к Отцу через усыновление.

 

5. Общение любви

 

Дух является «внутренним законом», ведущим христиан к Богу. Он наполнял жизнью Иисуса Христа, дает жизнь и нам. Так, вся совокупность творения призвана к тому, чтобы войти в общение любви, которая есть Сам Бог. Дух дан людям для того, чтобы они становились свободными и творческими инструментами этого всеобщего примирения – творения с Богом и людей между собой. Единство, несомненно, является источником и целью всего дела Божия, ибо оно заложено в Самом Боге. Но в отличие от мусульман мы верим, что это единство есть общение в союзе любви.

 

«В соответствии с ее призванием стремиться к единству и любви между людьми и как следствие между народами, Церковь с особой внимательностью относится к тому, что является общим для людей и способствует укреплению их связи друг с другом. Ведь все народы представляют собой единое сообщество, имеют общее происхождение, ибо Бог дал человеческому роду всю землю для обитания на ней. Все они имеют Бога своей единой и конечной целью. Его промысел, свидетельство Его благости и Его спасительный совет распространяются на всех людей, до того времени, когда избранные соберутся вместе…» (Второй Ватиканский Собор, Декларация об отношении Церкви к нехристианским религиям Nostra Aetate, 1).

 

6. Троица

 

Триединство Божие является сущностным элементом христианской веры. Оно избавляет нас от увлечения идолами, которые не суть Бог, ибо Он единый и единственный, живой и истинный. Более того, Троица есть источник единства человеческого рода, призванного войти в божественное общение Духом Святым.

 

«Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает и в вас будет. Не оставлю вас сиротами; приду к вам… В тот день узнаете вы, что Я в Отце Моем, и вы во Мне, и Я в вас... Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам» (Ин 14; 15-24).

 

В крещении Духом Святым христиане становятся «членами» Тела Христова. Там они продолжают Его миссию по освобождению плененного человека от власти смерти. Принятые в Его Тело, они входят в вечную жизнь, заключающуюся в общении с Богом. Они получают этот дар и стараются жить этим даром, который есть Иисус. Ведомые Духом Святым, христиане призваны к непрестанному поклонению божественной тайне. «А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь» (Еф 3, 20-21).

 

7. Формирование учения о Триединстве Божием

 

Стоит немного поговорить о том, как формировался догмат о Троице. Следует проводить различие между содержанием и культурным контекстом догматического учения.

 

Иисус принадлежал к избранному народу Израиля. Его проповедь всецело пропитана духом совершенного монотеизма (Мк 12, 28-34). Библия постоянно упоминает о ревности Единого и Единственного Бога по отношению к ложным богам. Иисус не говорит, что Он Бог, но называет Себя «Сыном Божиим» (Ин 10, 36) или же просто «Сыном» (ср. Мф 11, 27). На Свое небесное происхождение Иисус указывает именно тем, что применяет к Себе обозначение «Сын Человеческий» из видения пророка Даниила (Дан 7). Крайне важно то, что Иисус находится в особом отношении к Единому Богу, которого Он может называть «Авва», то есть «Отец», или «Папа». Наименования «Сын Божий» и «Мессия» были во времена Иисуса слишком неопределенными, чтобы передать то, кем Он являлся. О Духе Святом Иисус говорит редко, в частности в Евангелии от Марка (Мк 3, 28-30), но его жизнь целиком пронизана силой Духа.

 

Только после Страдания и Воскресения Христа апостолы, вдохновленные силой Духа, понимают истинное значение событий жизни Иисуса. Так они приходят к исповеданию того, что человек, с которым они провели столько времени, которого видели умершим на кресте, есть Живой Христос, пробужденный из мертвых Мессия. Они дерзают говорить, что Он – Спаситель и Господь и что по отношению к Отцу Он единственным и неповторимым образом есть Сын Божий. После Воскресения тринитарные формулы начинают употребляться чаще, заходит речь о Сыне Божием и о Духе Божием (греч. Pneuma: божественное дыхание), чье присутствие апостолы ощутили еще до того, как они смогли назвать Его по имени. Так возникает основное исповедание христианской веры, согласно которому Бог – это Отец, Сын и Дух. Этим исповеданием мы обязаны реальности Воскресения. Оно укореняется в вере апостолов.

 

По причине христологических ересей, которые были широко распространены в 3-м и 4-м веках, возникла необходимость подчеркнуть христианскую веру в единство Божие и в реальность Отца, Сына и Святого Духа. Процесс роста догматического сознания Церкви выразился в учении и постановлениях церковных Соборов и в богословии Отцов Церкви. Оно исповедовали, что божественная природа – одна, но она заключается в трех Лицах. Отец является безначальным началом, Сын вечно рождается от Отца, а Дух исходит от Отца и Сына.(16) Лица Божественной Троицы единосущны.(17)

 

IV. Христианский ответ

 

1. Христиане безусловно исповедуют Единого Бога. Классическое христианское богословие утверждает, что в отношении к творению Бог действует как Единый и Единственный.

 

2. Триединство Божие относится как к спасительному действию Бога в истории, так и к внутрибожественной жизни и ни в коем случае не нарушает Его единства. Конечно, математические категории не способны выразить истину божества. Тот же самый Бог есть Отец, тот же самый – Сын и тот же самый – Дух. В Иисусе Христе Бог подлинно сделался человеком. Так Бог не остался в стороне от страдания и смерти. Имена божественных Лиц относятся к сути христианской веры и представляют собой часть того наследия, которое передавалось с самого начала. Но эти понятия не должно понимать в смысле человеческого рождения или зачатия в Боге. Мы целиком и полностью соглашаемся с мусульманами насчет невозможности подобного понимания.(19) Предубеждение мусульман относительно применения к Богу понятия «Отец» помогает христианам избежать слишком буквальной трактовки отцовства. Иными словами, христиане должны использовать слова «Отец» и «Сын» в гораздо более широком смысле, чем мусульмане. Единый Бог называется Отцом, потому что Он источник всякого бытия; Он называется Сыном, поскольку в Иисусе Он получает жизнь от этого Источника; называется Духом, как сообщающий Себя Своему творению. Бог, единый, совершенный, самодостаточный и возвышенный, в Самом Себе есть любовь, личное общение, взаимный дар любви и принятия. Он – триипостасный, триединый Бог.

 

3. Термины «природа» и «лицо» всякий раз должны быть объясняемы с учетом контекста их возникновения. В этой связи следует, прежде всего, указывать на различие между современным понятием о личности и представлением в классической богословско-философской традиции.

 

4. Бог существует в трех различных способах бытия (ahwвl). Это относится как к Его отношению к нам, так и к внутрибожественной жизни.(20)

 

5. Можно обращаться к категориям мышления, которые в классическом исламе выражают богатство божества. Ведь в исламском понимании они нисколько не нарушают единство (tauhоd) Божие. Здесь стоит обратить внимание на два важных аспекта. С одной стороны, Лица Троицы в строгом смысле не относятся к той же самой категории, что божественные имена или атрибуты, как-то: Всемогущий, Милосердный, Всеведящий и т.д. Божественные имена или атрибуты описывают божественную природу, и каждое из трех Лиц Троицы обладает ими одинаковым и неделимым образом. Поэтому они не могут употребляться для различения божественных лиц. С другой стороны, мусульмане спрашивают, почему христиане «выделяют» только три божественных имени, тогда как имеется множество иных прекрасных имен. Все эти многочисленные имена относятся к божественному бытию и поэтому могут быть произносимы о Боге и в христианском понимании.

 

6. Употребление метафор также будет весьма полезным. Метафора может пояснить, каким образом одно и то же понятие выражает множество реальностей. Так, огонь может содержаться в пламени, жаре и свете, а лед, жидкая вода и пар являются проявлениями одного и того же элемента.

______________________________________________________________

  • (15) Коран обращается к христианским группам своего времени, признававшим троичность Бога Отца, богини матери и бога сына. Например, в арабском Евангелии Детства Мария неоднократно называется «возвышенной божественной Марией». Ср.: Martin Bauschke, Jesus – Stein des Anstosses (Kцln: Bцhlau, 2000), с.155.
  • (16) Или, как учит восточная Церковь, исходит от Отца и посылается в мир Сыном. – Прим. пер.
  • (17) Понятия «природа», «сущность» и, в особенности, «личность» обязаны своим происхождением философии того времени. Тогдашнее их значение отличается от современного. Содержание догмы может быть правильно понято только тогда, когда этим понятиям придается их метафизическое содержание, которым они наделялись в эпоху Соборов. Так, термин «лицо», или «ипостась» указывает на отношения в рамках внутрибожественной жизни. Если же понятие «лицо» воспринимается в современном смысле, акцентирующем личностность, то есть автономный центр психологического самосознания, то постановления Соборов будут поняты неверно. Тогда «личность» обозначала бы то, что Соборы обозначали понятием «природа». Подобное имело бы следствием наличие в Боге трех раздельных природ.
  • (18) В арабской терминологии понятие о Троице следует, скорее, передавать не существительным tathlоth, но прилагательным thвlыth. Tathlоth содержит в себе идею деления вещи на три части, что не соответствует действительности.
  • (19) В рассуждении об Иисусе как Сыне Божием в контексте 112-й суры правильно употреблять словосочетание ibn Allвh и ни в коем случае не walad Allвh. В арабском языке в метафорическом смысле может употребляться только ibn (например, ibn al-sabоl). Интересным в этой связи является высказывание арабского ученого Аль-Бируни (al-Birыnо, 973- ок. 1050): «В применении понятий «Отец» и «Сын» по отношению к Богу ислам особенно осторожен. Ибо в арабском языке слово оbn почти всегда обозначает то, что слово сын (walad) обозначает в естественном порядке вещей. Оно применяется в связи с родителем и рождением. Что никак и никогда не может быть сказано о Боге. Другие языки более свободны в этом отношении. Когда люди в них именуют кого-либо отцом, то это почти всегда означает то же самое, что «господин». В известной степени подобное наблюдается и у христиан… Понятием «Сын» они особым образом обозначают Иисуса, но также применяют его к другим. Иисус побуждает учеников говорить в молитве: «Отец наш, сущий на небесах!» Уча незадолго до своей смерти, он говорит, что идет к своему Отцу и к Отцу вашему. Часто он употребляет слово сын, чтобы обозначить себя самого как «сына человеческого» (al-Birыnо, Tarоkh al-Hind, Ed. Sachau, London, 1919, глава 3; английский текст: Том I, сс. 36-39).
  • (20) Это объяснение не имеет ничего общего с так называемым модализмом третьего века. Модализмом называется совокупность богословских учений, для которых характерно монархианство. Модализм утверждает, что существует только один Бог Отец. Иисус идентичен Отцу. Как следствие, они утверждали, что Отец стал человеком, пострадал и умер на кресте («патрипассианство»). Сын и Дух представляют собой лишь различные «имена». Это учение, отличавшееся множеством оттенков, впоследствии было представлено савеллианством, названным так по имени богослова Савеллия, который жил в конце 3-го века. Арианство, в 4-м веке, утверждало, что Сын является творением. Эти различные учения представляли собой реакцию на учение о Троице и желали подчеркнуть монотеизм, воспринимавшийся ими в свете эллинистической философии стоицизма и неоплатонизма. Собор в Никее (325 по РХ) осудил эти заблуждения как ереси и подтвердил правильность исповедания Сына Истинным Богом, единосущным Отцу и ставшим человеком.

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?