German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Вопрос 133:

«Неужели христиане так плохо понимали или даже неохотно принимали Иисуса, что продолжали спорить о Его природе в 325 году после Его рождения?»

 

Ответ: В 325 году в Никее состоялся Первый Вселенский собор, который осудил учение Ария. Исповедание веры, составленное собором – так называемый Никейский символ, торжественно признает Иисуса единосущным (греч. homoousios) Отцу.

 

Многие современники напрасно усложняют себе жизнь, когда они отвергают «догмы» и предпочитают «прагматизм». Слово «догма» для многих имеет отрицательный оттенок, потому что оно ассоциируется с чем-то неподвижным, неподатливым и несвободным и приводит на ум ассоциации с инквизицией, религиозными войнами, нравственными ограничениями и др. Свобода мысли, высказываний, исследований, совести и религии, напротив, считаются ценными завоеваниями нашего времени; так же о них думает и Церковь. Некоторые даже полагают, что мы живем в эпоху наименее догматичного и, по большей части, практически ориентированного христианства.

 

Почему в прежние времена, равно как и сегодня, верующие ведут дискуссии по вопросам правильного понимания веры и вероучительных положений? В Евангелии от Матфея Иисус предостерегает: «Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Мф 10, 32-33). Все христиане призваны дать единодушное исповедание своей веры. Но оно будет таковым только в случае, если все будут признавать одни и те же истины. С самого начала Церковь знала расколы и разделения (ср. Деян 6, 1; 1 Кор 1, 11-13; и т.д.), поэтому в Новом Завете мы нередко встречаем призывы к единству: «Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях» (1 Кор 1, 10). Разнообразие в возвещении слова Божьего – в виде мессы, богословских идей и вероучительных постановлений – представляется абсолютно законным и даже желаемым. Библия не стремится навязать унылое единообразие. Но желаемое разнообразие следует отличать от многообразия богословских и этических доктрин, которые весьма противоречиво высказываются о ключевых аспектах жизни и веры. Слепое и необдуманное стремление к плюрализму сделает бессмысленным вопрос и поиски единства. Если бы христианская истина не была ясной и определенной, совместное поклонение имело бы мало смысла, а христианская вера стала бы предметом насмешек. Церковь благодарна Богу за то, что Он силой Святого Духа все ближе подводит ее к полноте истины, несмотря на все противоречия, и за то, что Он делает это через Своих людей и их действия – например, через размышления, а порой и жаркие дискуссии, богословов и пастырей Церкви, которые призваны оберегать ее единство.

 

Догма, как, например, высказывания Никейского Символа веры об Иисусе, не является дополнением к Евангелию или же новым откровением. Она представляет собой толкование, обязательное для всей Церкви, истин Откровения, действительное во все времена и направленное на исключение ошибочных, неполных или искаженных интерпретаций. Догма включает два аспекта: она должна отсылать нас к изначально откровенной истине и быть официальной, законченной и обязательной для всех верующих. Когда Церковь провозглашает догмат, она делает это с верой в присутствие Иисуса и обещанную поддержку Святого Духа, который наставит нас на всякую истину (ср. Ин 16, 3).

 

Вера объемлет собой всю жизнь и предполагает целостное отношение к бытию. Все это не просто отдельные предложения, а вера в Бога, открытого нам в Иисусе Христе, и утверждение нашей жизни на Его основании. Поэтому мы не верим в догматы так, как верим в Бога, Иисуса Христа и Святого Духа. Мы верим в догмы как конкретные формы передачи сущности веры. Не догмы подтверждают истинность веры, а истинность веры подтверждает догмы. Они истинны не потому, что были провозглашены, но их провозгласили потому, что они содержат в себе истину. Они нужны нам для того, чтобы мы, как одно тело, могли единогласно признать истинность веры. Догматы указывают на истину, выходящую за их пределы, которая заключается в том, что Бог есть всемогущий Отец, Отец Иисуса Христа. Все держится на этой истине (сокращено из Католического Катехизиса для взрослых, Том 1, стр. 54-58).

 

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?