German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Вопрос 143:

«Как христианство понимает справедливость, права человека и свободу? Желают ли христиане этого для всех людей, в том числе для нехристиан?»

 

Ответ: В Компендиуме социального учения Церкви утверждаются вечные принципы, которые составляют главную суть этой доктрины. В основе любого принципа социального учения Церкви лежит базовое понятие о достоинстве человеческой личности. Принципы этого учения излагают нам христианский взгляд на общество, который призывает каждого из нас действовать свободно и ответственно, вместе с другими и во имя других. Нормы социальной доктрины имеют большую моральную значимость, потому что они затрагивают фундамент общественной жизни: принцип общего блага, принцип всеобщей доступности благ (включая преференции для бедных), также принципы субсидиарности, участия и солидарности.

 

В дополнение к этим принципам, которые должны лежать в основе любого общества, уважающего человеческие права, социальное учение Церкви также обращается к основным ценностям. Все общественные ценности связаны с достоинством человеческой личности и способствуют ее развитию. Это, в первую очередь, касается истины, свободы, справедливости и любви. Благодаря уважению к законной самостоятельности земных реалий, Церковь не ограничивает свое присутствие какой-то одной сферой. Она вправе вмешиваться и определять, в каких случаях люди принимают решения на основании этих ценностей, а когда про них просто забывают (ср. п. 198).

 

Истина: «Мужчины и женщины обязаны всегда стремиться к истине, уважать ее и свидетельствовать о ней. Жизнь в истине имеет особое значение для социальных взаимоотношений. По существу, когда совместная жизнь людей основана на истине, она всегда упорядочена и плодотворна, а также соответствует человеческому достоинству. Чем чаще люди и социальные группы стремятся разрешать общественные проблемы в согласии с истиной, тем дальше они становятся от злоупотреблений и тем больше они действуют в соответствии с объективными требованиями морали…» (Компендиум п. 198).

 

Свобода: «Свобода – это важнейшее проявления образа Божьего в человеке и, следовательно, признак высокого достоинства каждой человеческой личности. Свобода проявляется в отношениях между людьми. Каждое человеческое существо, созданное по образу Божьему, имеет естественное право считаться свободным и ответственным. Все обязаны оказывать друг другу подобную честь. Право использовать свою свободу, особенно в вопросах религии и морали, - это неотъемлемая часть достоинства человеческой личности. Значение свободы нельзя ограничивать, рассматривая ее с чисто индивидуалистической точки зрения, и сводя ее к произвольному и бесконтрольному проявлению собственной автономии. Свобода проявляется вовсе не в абсолютной самодостаточности и исключении себя из отношений с людьми; она по-настоящему существует лишь там, где есть связь с другими людьми, основанная на истине и справедливости. Понимание свободы углубляется и расширяется, когда ее отстаивают, на уровне личности или общества» (там же 199).

 

«Ценность свободы как выражения единичности каждой человеческой личности уважается только тогда, когда каждому члену общества позволено реализовать свое призвание; искать истину и исповедовать свои религиозные, культурные и политические идеи; выражать собственное мнение; выбирать звание и, насколько это возможно, работу и карьеру; реализовывать инициативы экономического, социального или политического характера. Это должно иметь место в четких правовых рамках, которые устанавливают пределы свободы, исходя из принципов общего блага и общественного порядка; чтобы в полной мере проявлять свою свободу, человек должен быть ответственным. С другой стороны, свобода также должна подразумевать возможность отказа от того, что человек считает морально неприемлемым, под каким бы соусом это ни подавалось. Личность имеет право дистанцироваться от всего, что может помешать ее личностному или общественному росту, равно как и семейному благополучию. Полнота свободы заключается в возможности распоряжаться своей жизнью, принимая во внимание требования истины и всеобщего блага» (там же 200).

 

Справедливость: «Справедливость – это ценность, которая сопровождает проявление соответствующего нравственного достоинства, одного из наиважнейших. Согласно наиболее известной формулировке, она состоит в постоянном и решительном стремлении отдавать должное Богу и ближнему. С субъективной точки зрения, справедливость выражается в поведении, которое основано на желании признавать другого в качестве личности, тогда как при объективном взгляде она представляет основной критерий нравственности в межличностной и социальной сфере. Социальное учение Церкви постоянно призывает нас к уважению наиболее классических форм справедливости: коммутативной, законной и дистрибутивной. Еще большее значение придается социальной справедливости, которая является достаточно новым понятием и указывает на регулирование общественных отношений в соответствии с критерием соблюдения закона. Социальная справедливость – понятие особенно актуальное на сегодняшний день – затрагивает общественное, политическое, экономические и, прежде всего, структурное измерение проблем и их решений» (там же 201).

 

Путь любви: «Ценности истины, свободы и справедливости рождаются и развиваются из внутреннего источника любви» (там же 205). «Любовь предполагает и превосходит справедливость, которая находит свое исполнение в любви. Если справедливость несет в себе способность разрешать споры между людьми, касающиеся равного распределения объективных благ, то любовь и только любовь (включая доброжелательную любовь, которую мы зовем милосердием) способна вернуть человеку самого себя. Человеческие взаимоотношения не могут подчиняться лишь требованиям справедливости…» (там же 206).

 

«Никакое законодательство, система правил или переговоры не смогут убедить людей жить в мире и братском единстве. Никакие доводы разума не превзойдут призыв любви. Только любовь как форма добродетелей (forma virtutum) может вдохнуть душу и придать форму социальному взаимодействию, направляя его в сторону мира. Чтобы все это стало реальным, нужно постоянно себе напоминать, что роль любви состоит не только в указании того, как я должен поступать, но и в побуждении к поиску новых способов решения сегодняшних проблем, в глубоком обновлении изнутри структур, социальных организаций и правовых систем. С этой точки зрения любовь приобретает форму социальной и политической благотворительности: Социальная благотворительность помогает нам любить общее благо, стремиться нести добро людям, которые рассматриваются не только как отдельные индивиды, но и как часть целого» (там же 207). В этом отношении можно сказать: «Социальная и политическая благотворительность существует не только в отношениях между индивидами, но и распространяется на всю сеть, созданную этими отношениями, т.е. на социальную и политическую общность. Эта разновидность любви стремится к наибольшему благу общности в ее полноте… В таком случае каждый член общества отвечает на нужды другого, совершая дела любви и милосердия. Но также необходимо, чтобы общество было организовано и структурировано таким образом, чтобы никто не жил в нужде; и это тоже акт любви. Нельзя допускать ситуацию, когда страдают миллионы людей и целые народы, когда бедность превращается в социальную проблему мирового масштаба» (там же 208).

 

Права человека: «Движение в сторону определения и провозглашения прав человека – это одна из наиболее значительных попыток адекватного ответа на неминуемые требования человеческого достоинства. Церковь видит в этих правах замечательную возможность, которую предлагает нам наше время, для более полного признания человеческого достоинства и его повсеместного провозглашения как части образа Божьего в творении. Учение Церкви отметило позитивное значение Всеобщей декларации прав человека, принятой Организацией Объединенных Наций 10 декабря 1948 года. Папа Иоанн Павел II назвал ее важной вехой на пути нравственного прогресса человечества» (там же 152).

 

«Главный источник человеческих прав кроется не просто в нашей воле, не в государстве и социуме, но в самом человеке и в Боге как его Создателе. Это всеобщие, неприкосновенные и неотчуждаемые права. Всеобщие, потому что они принадлежат всем человеческим существам, без различия времени, места или субъекта. Неприкосновенные, так как они с рождения присущи человеческой личности и человеческому достоинству и потому что было бы бессмысленно провозглашать права, если бы не было сделано все для того, чтобы обеспечить их уважение всеми народами, во всем мире и в отношении всех людей. Неотчуждаемые, поскольку никто не может законным образом их отнять, потому что это будет искажением природы этих прав» (там же 153).

 

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?