German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Вопрос 166:

«Как христианство смотрит на разделение государства и религии (секуляризм)?»

 

Ответ: Когда христиане и мусульмане устраивают совместные встречи, например, в Германии, характер таких встреч зависит не только от особенностей их религий. Осознают они это или нет, но государство и общество, основанные, во многом, на светских принципах, также влияют на их взаимоотношения. Германия – часть западного мира, имеющего христианские и иудейские корни, и мусульмане на протяжении многих веков чувствовали себя в нем как гости. Но сегодня государственное и общественное устройство Германии призваны обеспечить равноправие мусульман и христиан и гарантировать, что они смогут общаться как равные и свободные люди. Другими словами, не вера, но правовая система, основанная на светских принципах, определяет правовой статус человека. Именно светский характер законодательства обеспечивает правовое равенство граждан, которые исповедуют различные религии. Такого не было в Средние века, когда в Европе господствовал христианский порядок (ordo), нет и сегодня в некоторых частях исламского мира, где христиане и иудеи именуются «гражданами, нуждающимися в защите» (dhimmi).

 

Основные принципы современных западных конституций и немецкого закона о религиозной свободе совпадают с убеждениями христиан, и в частности, католиков. Второй Ватиканский собор, и особенно Декларация о религиозной свободе Dignitatis Humanae (1965 года), подтвердили, что право на религиозную свободу непосредственно следует из принципа человеческого достоинства. С одной стороны, понятно и необходимо, чтобы христиане требовали для христиан той же степени религиозной свободы в мусульманских странах, какой адепты ислама пользуются у нас. С другой стороны, мы нарушим свою конституцию и извратим христианское понимание религиозной свободы, если Германия станет накладывать ограничения на мусульманскую религиозность только потому, что в других частях света люди испытывают недостаток религиозной свободы.

 

В плюралистическом немецком обществе, в котором сосуществуют люди различных вероисповеданий, равно как и те, кто не принадлежит ни к какой религии, фундаментальное право на религиозную свободу приобретает особую значимость. Но общество должно решать, как следует проводить границу между религиозной свободой отдельных людей. Христиане и мусульмане должны обсуждать друг с другом особенности своей веры. В ходе этих бесед они открывают немало вещей, которые их разделяют. Но в отношении к неверующим они могут найти куда больше вещей, которые их объединяют. В результате, их интерес к диалогу растет, и им становится все проще жить в мире друг с другом.

 

С исторической точки зрения, наша современная конституция, в основе которой лежат прочные ценности, но которая нейтральна по отношению к религии, обязана своим происхождением религиозным войнам. В результате этих войн государство отказалось от монополии на истину и осознало, что религиозные убеждения невозможно привить, опираясь лишь на силу власти и насилие. Тем не менее, все эти войны велись между христианами различных конфессий, так что на протяжении долгого времени светское общество оставалось христианским и до сих пор находится под влиянием христианской традиции. Общаясь с мусульманами, мы должны понимать, что государственное устройство, которое обеспечивает наше мирное сосуществование, отчасти воспринимается ими как «христианское», а частично как безбожное, утратившее свой религиозный характер.

 

Взаимодействуя с государством и обществом, равно как и с мусульманами, христиане должны стремиться к тому, чтобы секулярность не была тождественна безбожию. Важно, чтобы и мусульмане поняли, что она лежит в основе их религиозной свободы и мирного сосуществования разных религий. В государстве, основанном на объективных ценностях, но нейтральном к религии, христиане и мусульмане должны определить свою идентичность как в категориях веры, так и в категориях гражданства.

 

В последние два столетия христиане претерпели немало лишений в связи с процессом секуляризации. Им помогали слова Иисуса, который сказал: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». Для нас Иисус был совершенным и живым примером того, что религия и светская власть – не одно и то же. Однако политическая мысль многих мусульман по-прежнему обращает большое внимание на тесную связь религии, государства и закона. Христианский опыт секуляризации был отчасти болезненным, но он привел к освобождению Церкви от политических задач, что весьма позитивно. Может ли этот опыт помочь мусульманам осознать, что светское государство создает подходящий контекст для мирного сосуществования различных культур и религий?

 

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?