German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Вопрос 203:

«Каково Ваше отношение к абортам? И, в частности, к абортам после изнасилования?»

 

Ответ: Проблема абортов обсуждалась в вопросе 159. Церковь учит нас, что человеческая жизнь на всех этапах, т.е. до и после рождения, является объектом права и должна сохраняться и защищаться («аборт и детоубийство — чудовищные преступления» (Gaudium at Spes 51).

 

Будущий ребенок может помешать нам насладиться некоторыми благами жизни. Порой для обоих родителей или только для женщины эти блага являются настолько значимыми, что отказаться от них они не в состоянии. В таком случае, родители считают убийство нерожденного ребенка единственным выходом из ситуации. Как в такой ситуации принять правильное и ответственное решение?

 

Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо хорошо знать все факты и концепции, относящиеся к этой проблеме. Мы не должны отождествлять правовое решение вопроса с голосом совести.

 

Во время обсуждения темы абортов приходится часто слышать о «медицинских показаниях». Многие ошибочно полагают, что это означает «показания к совершению абортов», и думают, что если есть медицинские показания, аборт с нравственной точки зрения допустим. На самом деле такие показания – это всего лишь признак, сигнал того, что беременность может принести некоторые проблемы, которые матери или обоим родителям придется как-то решать.

 

Понятие «криминологические показания» к совершению аборта (в юридической сфере также этические и гуманитарные показания) означает, что ребенок был зачат в результате изнасилования.

 

Понятие «общие (социальные) затруднительные обстоятельства» означает, что будущий ребенок может создать серьезные социальные и экономические трудности для матери или всей семьи. Эти проблемы так травмируют беременную женщину, что могут привести к нервному срыву.

 

Понятие «медицинские показания» означает, что беременность может угрожать жизни матери или ее здоровью (профилактические показания). […]

 

Все это говорит о том, что нерожденный ребенок может помешать достижению различных благ. Но неужели эти блага настолько важны и безотлагательны, что ради них стоит жертвовать человеческой жизнью? Это главный нравственный вопрос.

 

Возьмем, к примеру, криминологические показания. Совершенно очевидно, что никакие нравственные принципы не могут оправдать прерывание беременности. Ребенок, который был зачат в результате изнасилования, имеет право жить, и это намного важнее, чем право его матери на самоопределение. Конечно, подобная нравственная оценка не решает проблем, появляющихся у беременной женщины после изнасилования. Но убийство будущего ребенка – это тоже не решение.

 

Подобным образом дело обстоит с возможными психологическими проблемами и материальными лишениями. Эмоциональные и социальные трудности – серьезные проблемы, но это не повод убивать нерожденное дитя. Будущую маму необходимо поддерживать и помогать в решении этих проблем. К сожалению, люди, которым под силу убедить женщину отказаться от аборта, – отец ребенка, родственники, близкие друзья – зачастую не делают этого. Порой они только усиливают страдания беременной и толкают ее на грех. Все это касается и общественности, чье отношение к еще не родившимся детям претерпело большие изменения. Общественное мнение ставит женщину в такое положение, когда принять другое решение просто невозможно, и она делает аборт.

 

Также трудно сделать правильный выбор в случае, если у матери есть медицинские показания. С другой стороны, современная медицина способна уменьшить риски для здоровья матери (профилактические показания), и ее жизнь будет вне опасности. В данном случае прерывание беременности не является полностью оправданным. Совершенно другая ситуация в странах Африки, Азии и Южной Америки, где медицина не так развита, и люди порой просто не могут спасти жизнь матери и ребенка. Таким образом, оценивая нравственную приемлемость медицинских показаний, необходимо учитывать конкретные обстоятельства. Здесь будет верно сказать следующее: «Решение о прерывании беременности не может быть принято […] только на основании популярных этических норм, так как всегда существуют определенные обстоятельства, которые необходимо учитывать. […]Человек - это личностное существо, призванное к свободе и ответственности, а не просто некий частный случай, индивидуальное воплощение идеи homo sapiens. Напротив, это личность, существующая здесь и сейчас, чья жизнь уникальна и неповторима; он способен посредством своих поступков достичь конечной цели – единения с Вечным Богом» (Eberhard Schockenhoff, Grundlegung der Ethik. Ein theologischer Entwurf. Freiburg: Herder, 2007, с. 448).

 

В редких случаях существует реальная угроза жизни матери и ребенка. Эта ситуация очень драматична, все причастные к ней люди испытывают глубокий внутренний конфликт. Этические нормы неприкосновенности человеческой жизни кажутся вряд ли уместными. Позволить ситуации идти своим чередом и смириться со смертью матери и ребенка немыслимо. В таких исключительных случаях должно принять во внимание доводы людей, которые считают, что стоит постараться спасти хотя бы одну из двух жизней. Однако подобные соображения ни в коем случае не приравниваются к убийству ребенка ради своего жизненного комфорта. Немецкие епископы подчеркивают: «Здесь требуется врач, способный, внимательно оценив ситуацию, принять решение. Тем не менее, никто не станет отрицать, что решение убить ребенка бесчестно» (поправка к § 218, сделанная 7. 05. 1976, 7). (Католический катехизис для взрослых, Т. 2, с. 290-292).

 

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?