German
English
Turkish
French
Italian
Spanish
Russian
Indonesian
Urdu
Arabic
Persian

Вопрос 226:

«Если Бог действительно Триединый, почему ни один из ветхозаветных пророков не говорит об этом?»

 

Ответ: Человек, задающий этот вопрос, должен в первую очередь внимательно прочитать ответы на вопросы 1, 11 и 23, особенно первый абзац ответа на вопрос 23 (см. раздел 2).

 

Читатель подразумевает, что ветхозаветные пророки открыто говорили о главных богословских доктринах христианства или должны были говорить, если такие доктрины, как Троичность Бога, воплощение Слова Божьего в Иисусе и Его искупительная смерть, содержат в себе истину. Однако библейские пророки не были предсказателями будущих событий и учений! Бог лишь попросил и позволил им увидеть Его деяния в истории, осознать и истолковать их.

 

Бог истории

 

Бог библейской веры – это Бог истории. Живого Бога, который превосходит время и пространство, можно познать в конкретных ситуациях, в конкретных местах совершения молитвы. Он входит в наше, зависимое от пространства и времени, историческое существование, и Его присутствие становится новым знанием: Он приходит во сне и предостерегает (Быт 20, 3; 31, 43), Он является Моисею в густом облаке, чтобы народ поверил в пророка (Исх 19, 9); Бог посещает и благословляет жертвенник (Исх 20, 24). Его называли Богом благодаря опыту встречи с Ним, который имел народ Израиля. […]Во всех этих поразительных событиях, которые вызывали страх и трепет, но также радость и ликование от переживания божественной любви, а кроме того еще и изумление перед жестокостью Его наказаний и желание установить Его необъяснимую справедливость, одна мысль была актом веры: совершенно Другой близок к человечеству и любит его. Он остается таинственным и необъяснимым, и все же Его забота делает Его «семейным» Богом, первоначально для народа Израиля, а теперь и для всего человечества и целого мира. Его забота настолько неотделима от Него Самого, что становится Его сущностью: «Я здесь ради вас» (ср. Исх 3, 13). (Theodor Schneider, Was wir glauben. Eine Auslegung des Apostolischen Glaubensbekenntnisses. Dьsseldorf: Patmos, 1988, с. 105.).

 

«В истории Ветхого Завета главное свидетельство Бога о Самом Себе выражалось в следующей диалектической идее: Единый, Вечный, Всевышний, Могущественный, Независимый от этого мира Бог, которого невозможно постичь, по Своей Собственной воле становится Богом для мира и человечества. Бог, превосходящий мир, превосходит Самого Себя и открывает человечеству Свою истинную природу» (там же).

 

Имя Бога, которое было открыто в Исх 3, 14 – «Яхве». В нем содержится короткое предложение на еврейском языке «ehyeh asher ehyeh» . Это игра слов с использованием глагола hayah. Здесь описывается божественная природа: Он Тот, Кто приближен к Своему народу и освобождает его, Он есть открытое и несущее свободу будущее, Тот, Кто близок к нам.

 

Эта необычная осязаемость Бога непосредственно связана с целью нашей жизни и концом истории (ср. Пс 50, 2-6). Подобно утренней звезде и солнцу, Христос взошел над общиной верующих. И вскоре Его свет навсегда воссияет над всем творением:

«Да рукоплещут реки, да ликуют вместе горы пред лицем Господа, ибо Он идет судить землю. Он будет судить вселенную праведно и народы — верно» (Пс 98, 8-9).

 

Ученики увидели во Христе Слово Божье, ставшее плотью

 

Первые христиане в смерти Иисуса, Его Воскресении, ниспослании Святого Духа видели действие Единого Бога Авраама, Исаака и Иакова, «Отца Господа нашего Иисуса Христа»; это Бог, которому Иисус молится с бесконечным доверием, которого Он зовет «Отче», «дорогой отец», для которого Он готовит место в людских сердцах, чтобы Его спасительный замысел стал реальным «на земле, как на небе». Христос проповедует приближающееся Царство Небесное и посредством Своих деяний делает возможным Его начало; именем Отца и Его властью Иисус прощает грехи, исцеляет больных, воскрешает умерших, изгоняет бесов. Он являет безграничное сострадание и милосердие Отца, в особенности, предавая Себя на смерть на Кресте «за вас и за все человечество». Ему, величественному, «грядущему Сыну Божьему», дано право судить человечество.

 

Отношения Иисуса с Его Отцом всегда ясны: Он стоит напротив Него, всегда указывает на Него, но и отличается от Него, потому что Он – смертный человек, как и мы, «Сын Человеческий». При этом, по причине Его жизни, смерти и Воскресения, ранняя Церковь видит в нем «образ невидимого Бога» (Кол 1, 15), обещанного Эммануила, что значит «С нами Бог» (Мф 1, 23). Его близость к Отцу, Его доверительные и любящие отношения и внутреннее единство с Ним – все это представляется настолько близким, глубоким и уникальным, что верующие все больше убеждались в том, что несмотря на все различия между Богом Отцом и Иисусом, они неразрывно связаны друг с другом. Иисус, как Сын, неотделим от Отца, Он совечен Отцу, как вечная «мудрость» Божья, которой Бог сотворил мир из глубины веков. Он – вечное «слово» (логос) Божье, которым Бог создал мир. «Мудрость» и «слово» Божье – понятия, присутствовавшие в богословии Ветхого Завета, учении о Логосе еврейского философа Филона Александрийского (во времена Иисуса), богословии Торы. Эти понятия употребляли и ранние христиане, говоря об Иисусе. В Нем «воплотилась» божественная мудрость (1 Кор 1, 24-31); в Нем Логос, Божье Слово, «стало Плотью» (Ин 1, 14); в Нем божественная любовь явилась в человеческом образе (Тит 3, 4); в Нем Бог показал Себя таким, какой Он есть, открыл и дал нам Себя.

 

Используя язык греческой философии, вселенские Соборы первых шести веков выразили веру ранних христиан в Иисуса как «Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, единосущного Отцу» (Никейский Символ веры). В то время как данные слова отражают особенности греческой философской мысли, в них прослеживается и библейский символизм. Это попытки осознать три истины и объединить их в вере:

 

1. Монотеизм: Бог Един.

2. Человеческая природа Христа: подобный нам во всем, кроме греха (Халкидонский собор).

3. Максимальное единство Бога Отца и Иисуса: Они отличаются друг от друга, но все же неразрывно связаны друг с другом

 

В наши дни на этих трех принципах должно основываться любое христианское понимание Иисуса, независимо от того, в каких образах и словах оно выражается. Христологическая и тринитарная догмы первых веков являются независимыми отправными точками, которыми нельзя пренебрегать» (Medard Kehl, Phil.-Theol. Hochschule Sankt Georgen. «An den dreieinen Gott glauben. Warum die kein entbehrliches theologisches Glasperlenspiel in der Begegnung mit dem Islam ist» [неопубликованная рукопись]).

 

Ветхозаветные пророки не предсказывали развитие учения о Троичности Бога. Но они поняли и проповедовали, что «Яхве» является Единственным Богом: «Я здесь ради вас». Он дарует людям прощение и милосердие, хранит им верность. Иисуса воспитали в этой вере родители и учителя, благодаря чему Он смог осознать свою природу и миссию как воплощенного «Слова» Божьего. Вера в Иисуса как в воплощенное «Слово» открывает путь к раскрытию христианской догмы о Святой Троице.

 

контакт

J. Prof. Dr. T. Specker,
Prof. Dr. Christian W. Troll,

Kolleg Sankt Georgen
Offenbacher Landstr. 224
D-60599 Frankfurt
Mail: fragen[ät]antwortenanmuslime.com

подробнее об авторах?